В начале 2020 года никто и не предполагал, чем он закончится. В Беларуси все стало политикой. Никто не думал, что события развернутся так. У людей появилась надежда на изменения. Мы думали, что победили. И тут началось. Избиения, насилие, политические преследования и заключения в тюрьмах. Страна в изгнании. Прошел год после выборов президента Беларуси, когда власти жестко разогнали протесты против их фальсификации. За этот год сотни белорусов оказались в тюрьмах, тысячи в эмиграции. Люди, которые точно не ожидали, что из своей родной страны им придется бежать.

Новейшая белорусская история ранее не знала столь продолжительной и масштабной кампании протеста. За последние полгода он затронул практически все слои населения — на акции выходили женщины, студенты, пенсионеры, медики, учителя, айтишники. Причем как в традиционно политически активном Минске, так и в небольших городах Беларуси. Но несмотря на широкое общественное недовольство, властям удалось не допустить массовых забастовок на предприятиях, к которым призывала оппозиция, а к зиме из-за изменения погоды, второй волны COVID-19 и продолжения репрессий белорусский протест и вовсе утратил массовость. Несостоявшиеся забастовки и недостаточная солидарность привели к тому, что Лукашенко смог перейти из обороны в еще большее наступление. Ему все равно на Беларусь, любовью к которой он так усиленно прикрывается, оправдывая свои действия, все равно на народ. Для него важно лишь собственное обогащение и безграничная власть.

Что же сейчас реально происходит в нашей жизни? Визуально мы живем также, как и жили. Все также ходим на работу, создаем семьи, растим наших детей. Мы не забыли, не простили. Политика все также неотъемлемая часть нашей жизни. Но теперь мы не удивляемся выходкам обезумевшего диктатора и его свиты, мы знаем, каково это, жить на дне. В народном обиходе на любые выходящие за рамки разумного события появилась стандартная реакция: «Это Беларусь, чему здесь удивляться, ты забыл, где мы живем?». И кажется, что этой фразой можно оправдать все, просто смириться и принять существующую реальность. Сидеть тихо и не высовываться. Нас жестко подавили и запугали. Цель диктатуры достигнута. Забастовки и митинги подавлены, неугодные системе в тюрьмах или в вынужденной эмиграции. Власть показала, что будет с теми, кто снова воспрянет оппозиционным духом и станет на пути у нее. И мы притихли, потому что собственная свобода дороже политики.

Итог: не стихающие полгода мирные протесты в Беларуси так и не привели к отставке Лукашенко и были подавлены, а власти также продолжают репрессии. Конечно, находящаяся за рубежом белорусская оппозиция усиленно работает, делая все, для делегитимизации Лукашенко и всех белорусских властей. Это и офис Светланы Тихановской в Вильнюсе, Координационный совет оппозиции и Народное антикризисное управление Павла Латушко в Варшаве. Их деятельность явно поспособствовала отказу ЕС признавать Лукашенко законным президентом, принятию трех пакетов европейских санкций против Минска (а также санкций со стороны других западных государств) и лишению Беларуси права проведения чемпионата мира по хоккею 2021 года. Также был отменены все программы помощи ЕС, средства от которых должны были идти в руки Лукашенко, кормить силовиков и его пособников.

Но все это не привело ни к каким изменениям в контексте смены власти, а белорусский режим смог сохранить внутреннюю консолидацию, лояльность силовиков и лиц, принимающих решения. Лукашенко по-прежнему остается у власти, а значит, главная цель не достигнута. Мы не победили, потому что говорили с властью на разных языках — ненасилия и насилия. В Беларуси, несмотря на жесткие действия власти, мы так и не перешли в ответ к более кардинальным мерам, а значит, своими действиями могли рассчитывать только на моральное давление и состязание в выносливости.

Есть ощущение, что большинство участников маршей участвовали в мероприятиях не для того, чтобы выплеснуть гнев, а с целью подзарядиться положительными эмоциями, ощутить дух единства. И эта неадекватная стратегия привела к поражению революции. Социальное напряжение нарастает взрывообразно. И если в момент пиковых выплесков массовой агрессии не происходит системных трансформаций, протесты оказываются безрезультативными и затухают. Но не стоит опускать руки! Как показывает история, лишь одна попытка политической революции из десяти, приводит к успеху. И общество может делать эти попытки раз за разом, наращивая усилия. Значит, для нас не все потеряно, и одна из попыток увенчается успехом. А вот у диктаторского режима нет запасных жизней.

Мы должны снова объединиться и выйти на улицы. Такого власть точно не ожидает. Хватит бояться, уже отбоялись свое. Наказание за гражданскую пассивность – власть злодеев. Нам нужно быстро и эффективно мобилизоваться, сделать это качественнее, чем год назад, у нас за плечами опыт ошибок и теперь мы знаем, как делать не нужно. Важно помнить, что это политический протест, текущая нелегитимная власть – наши враги. Они сажают, пытают и убивают наших близких. Наш протест – не борьба за символы, а борьба за нашу свободу и независимость! Мы требуем отставки Лукашенко, освобождения политзаключенных и проведения честных повторных выборов. И мы не должны соглашаться ни на какие уступки, смягчения, референдумы. Но нужно понимать, что уличная активность не может быть основной формой протеста, и протест должен проявляться и в других, более безопасных формах. Экономика для Лукашенко все. Мы должны снова организоваться в стачкомы, инициировать забастовку на крупных предприятиях и заводах. Но сделать это нужно сплоченно, один за всех и все за одного. Единство и понимание истинных целей поборет любые страхи. Всех не посадят, не хватит тюрем. Всех не уволят, иначе кто тогда будет работать? Нас большинство, и мы сильные. Мы должны вернуть себе право голоса, право на демократию и выборы. Уверен, что с новыми силами мы добьемся еще больших шансов. Мы заберем власть у узурпатора и вернем ее тем, кому она принадлежит по праву, а именно народу!

Нет комментариев

Ответить

Ваш email не будет опубликован.